Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:20 

Женщина эпохи Токугава и сугороку

Shaman-QueenYu
Красота приводит нас в отчаяние, она - вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить её навсегда (с)
Подруга попросила найти авторитетный источник про гибель семейства Романовых, а в итоге я утонула на сайте cyberleninka.ru, в кукольном театре, ёкаях, разных эпохах, полезла в медицину (ничего там не поняв :lol: ) и… В общем, нашла это. Просто оставлю здесь, мне это в творчестве однозначно пригодится. х) «Тень правды» всё-таки – как раз именно средневековая Япония, хотя и ниже по развитию, чем она времён Токугава. Там скорее Сэнгоку-дзидай.

Положение женщины в Японии эпохи Токугава (на примере сугороку)

Изучая историю сёгуната Токугава, можно лучше понять ситуацию в современной Японии, унаследовавшей многое из этой эпохи. Практически неизменными остались взаимоотношения между людьми в японском обществе, основанные на конфуцианских принципах. Определённую роль в этой социальной системе играла и играет до сих пор женщина.

Эпоха Токугава в истории Японии (1603-1867) – это период жёсткой социальной стратификации. Общество было законодательно распределено на четыре сословия: самураев, крестьян, ремесленников и купцов. Вне этой сословной лестницы находились придворные вельможи, священнослужители и парии. Согласно этому делению, основные права получали воины, самураи, так как они являлись сословием, находящимся у власти. Также определённым уважением, но не реальными привилегиями, пользовались крестьяне: по официальной идеологии эпохи Токугава, два первых сословия не могли существовать друг без друга, так как крестьяне были единственными производителями необходимых для самураев благ и, в первую очередь, риса, который был не только основной пищей японцев, но им ещё и измерялись доходы воинов.

Несмотря на формально высокое положение в обществе, крестьянам приходилось влачить бедственное существование. Гораздо богаче жили два низших сословия, ремесленники и купцы, объединённые в группу горожан или тёнин. Но, несмотря на ощутимый материальный достаток, они почти не имели прав.

Внутри каждого из этих привилегированных или ограниченных в правах сословий была всегда бесправная группа – женщины. Жёны ни самураев, ни крестьян, ни горожан не имели почти никаких прав. Их жизни протекали в русле конфуцианской морали, предписывающей им всегда и всюду подчиняться мужчинам, будь то отец, муж или сын. Конечно, и среди женщин было сословное и материальное неравенство. Жёны даймё, самураев-феодалов и зажиточных купцов могли позволить себе не заниматься домашним хозяйством, в то время как крестьянские жёны проводили за различного рода работами почти всю свою жизнь.

Женщину любого сословия воспитывали в духе покорности. Неслучайно, что самым массовым обучающим изданием для женщин в эпоху Токугава были именно моральные наставления. Самым верным путём состояться в жизни для женщины – было удачно выйти замуж. Существовал ряд профессий, доступных для женского населения.

Это социальное и гендерное неравенство среди прочих особенностей эпохи Токугава прекрасно отражено в популярном виде искусства этого периода – японской гравюре или укиё-э. Укиё-э представляло из себя оттиски с деревянной основы, ксилографию, посвящённые преимущественно жизни города. Само выражение «укиё-э», означающее «картины бренного, ускользающего мира», выражало отношение горожан к жизни как к чему-то преходящему, что просто необходимо тратить на развлечения.

Гравюры украшали дома горожан, но также находили применение во многих других случаях. Очень популярна была книжная иллюстрация – книги в эпоху Токугава наполовину состояли из рисунков. Часто гравюру из-за её особенности, возможности массового тиражирования, использовали для создания плакатов, реклам и афиш. Но ещё одно её применение – в создании популярной в эпоху Токугава игры сугороку.

Сугороку – это настольная игра, представляющая из себя поле, делённое на множество прямоугольных частей. Каждая часть поля является своеобразным шагом на пути к конечной цели. По этому полю можно двигаться в определённом порядке в соответствии с теми числами, что выпали на костях. С момента появления этой игры в начале XVII в., в ней наметилось несколько жанров: путешествие, когда игроку предлагалось посетить, пусть и только на игральной доске, знаменитые места Японии, театральный, исторический и другие. Но также существовал и своеобразный жанр, посвящённый жизни японской женщины в эпоху Токугава.

Одной из таких «женских» игр является «Цвет целомудрия нашей страны: мудрые и верные жёны», созданная Кейсан Эйсеном (1790-1848), и показывающая выдающихся женщин Японии, в том числе и знаменитую писательницу и придворную даму Мурасаки Сикибу. Изображение популярных женщин – исторических персонажей было весьма распространено и являлось одной из тем жанра бидзин-га, изображающего красавиц. Известные женщины должны были, по замыслу создателей игры, привить играющим в сугороку дамам благочестие.

Но ещё более интересной для изучения положения женщины в эпоху Токугава является игра «Сокровищница образования женщины» Кайбара Экикена (1630-1714). Обучением женщины мало занимались в то время. Главное, что надо было ей усвоить, это так называемые «три покорности женщины», что означало обязанности повиноваться своему отцу, будучи девочкой, мужу, выйдя замуж, и сыну, овдовев. Игра «Сокровищница образования женщины» по сути призвана закрепить в умах и сердцах молодых девушек эти три обязательства.

В сугороку есть ещё один интересный жанр, называемый рисин или «карьера», а также «история успеха», наглядно показывающий социальную мобильность женщины в эпоху Токугава. В игре «Для назидания женщин: как сделать себе дорогу в жизни» Тоёкуни III (1786-1865) доска делится на 28 частей, 27 из которых представляют из себя погрудные женские портреты. Это изображения наиболее частых социальных ролей женщины эпохи Токугава, и среди них можно увидеть маленькую девочку в самой первой, стартовой, части, молодую кокетку, невесту, старшую и младшую жену (или наложницу) мужчины из высшего сословия, ворчливую жену, свекровь, а также престарелую женщину в финальной части игры.

Но есть и другой вариант развития судьбы женщины, он заключается в карьере прислужницы. Градация женщин-слуг такова: няня, служанка, экономка, служанка благородных кровей, прислуживающая даймё или сёгуну. В этой игре не были обделены вниманием и жительницы весёлых кварталов. У них также имелась определённая иерархия: любовница, куртизанка высшего ранга, хозяйка борделя, прислужница куртизанки и уличная проститутка. По этой иерархии видно, сколь ветвист был путь куртизанки. Постарев, из преуспевающей «жрицы любви» она могла легко превратиться в дешёвую уличную проститутку, влачащую жалкое существование.

Последняя группа женских социальных ролей касается работы, здесь различают учительниц частных начальных школ, иглотерапевтов, повивальных бабок, продавщиц крахмала, официанток в чайной лавке, швей, артисток и слепых уличных певиц.

В соответствии с выпадающими на костях числами карьерный рост каждой из представленного выше списка мог выглядеть следующим образом: наложница могла остаться в своём положении, перейти в разряд куртизанки высшего ранга, стать женой человека из высшего сословия, актрисой и престарелой женщиной. Молодая девушка могла стать невестой, наложницей, остаться одинокой, либо выйти замуж за человека высшего сословия. Служанка переходила в разряд няни, прислуги в доме знатных людей, экономки, уличной проститутки и даже жены человека из высшего сословия.

Швея имела перспективу стать уличной проституткой, продавщицей крахмала, хозяйкой борделя, свекровью и ворчливой женой. Учительница легко становилась терапевтом, служанкой в доме знатных людей, хозяйкой борделя, одинокой незамужней женщиной и даже невестой. Менее перспективной была судьба прислужницы куртизанки: она могла стать слепой уличной певицей, проституткой низшего ранга, служанкой, ворчливой женой и экономкой.

Ещё менее завидной была судьба уличной проститутки: ей было уготовано стать слепой уличной певицей, повивальной бабкой, няней, продавщицей крахмала или ворчливой женой. Что касается куртизанки высшего ранга, то её могли ожидать разочарования: она легко переходила в состояние уличной проститутки, наложницы, но и могла стать женой человека из высшего сословия. Превратности судьбы касались и жён привилегированных мужчин: они могли стать уличными проститутками, начать продавать крахмал, быть свекровями, учительницами, незамужними женщинами и престарелыми дамами.

Кстати, престарелой дамой необходимо было стать, чтобы выиграть игру. Положение «дамы на покое», действительно, было высшим для женщины любого сословия. Достигнув определённого возраста, женщина лишалась своих обязанностей, став авторитетным членом семьи, и находилась на обеспечении у главы семьи – своего сына или зятя. В конце своей жизни женщина действительно была свободна, имела собственные денежные средства и могла распоряжаться своей судьбой.

Из всех социальных ролей женщин была лишь одна, из которой не было выхода: это слепая уличная певица. Попав на клетку с портретом этой женщины, игроку приходилось начинать игру сначала, заплатив за лечение.

Таким образом, круг социальных ролей женщины был ограничен, её судьба была непредсказуемой. Начав жизнь молодой девушкой, она легко могла попасть в весёлый квартал, куда её могли продать родители за долги, сделать там блестящую карьеру куртизанки, достигнув высшего ранга. Куртизанка, имея выдающиеся данные, могла стать женой человека высшего сословия, богатого и искренне влюблённого, или, благодаря своей сноровке и уму, стать хозяйкой борделя.

Но так же легко, став старой и никому не нужной, не испытавшей удачи найти богатого мужа, способного заплатить за неё выкуп, становилась уличной проституткой, поменяв шикарные наряды на лохмотья. На подобного рода «жриц любви» сёгунат устраивал облавы, потому как эти дамы занимались нелегальной деятельностью в отличие от зарегистрированных куртизанок. Наказанием за уличную проституцию было битьё палками или плетьми, что нередко заканчивалось смертью.

Что касается женщин, занятых в сфере обслуживания, то их положение было более-менее стабильным. Часто служанками становились уже в детстве. Известен случай четырёхлетней служанки, дочери одной прислуги, работавшей в том же доме. Очень часто девочек отдавали служить в семью в надежде, что хозяину она понравится и он возьмёт её в жёны. Так пытались обеспечить её будущее. Но если до женитьбы не доходило, женщина продолжала работать и имела возможность карьерного роста. В эпоху Токугава работа прислуги оплачивалась и осуществлялась по контракту, кратко- или долгосрочному. Две трети женщин-прислуг имели долгосрочные контракты, что говорит об их весьма стабильном положении.

Все эти социальные роли отражают занятия женщин, проживающих в городе, имеющих возможность получать самостоятельный заработок, работая продавщицами, официантками, учительницами или повивальными бабками. Жизнь женщин в сельской местности была более рутинной и унылой. Деревенской женщине было суждено выйти замуж, помогать во всём мужу и слушаться свекровь, которая перекладывала все свои обязанности на невестку. Ей оставалось только ждать, когда её старший сын женится, и она сможет насладиться «лёгкой» жизнью свекрови.

Закон против излишеств, очень жёсткий по отношению к крестьянам, предписывал немедленно разводиться с женщинами, пьющими чай. Феодалы некоторых провинций Японии, например, Шимабара, использовали жён и дочерей крестьян, не плативших налоги, в качестве заложников. За них либо платили выкуп, либо, если необходимых средств не было, женщин замучивали до смерти. Деревенским женщинам приходилось жить в куда более суровых условиях, нежели горожанкам.

Таким образом, женщина в эпоху Токугава занимала подчинённое положение. Хотя были случаи, когда женщины влияли на политику всего сёгуната, как, например, гарем сёгуна Иэёси, это всё же было исключением, а не правилом. Главной обязанностью женщины было соблюдать конфуцианские добродетели. Основной её ролью было стать хорошей женой или любовницей. Не случайно основным, чему учили японских девочек, были хорошие манеры, умение танцевать и играть на музыкальных инструментах, женщина должна была служить мужчине.

Те, у кого не получалось добиться успеха удачно выйдя замуж, вынуждены были становиться наёмными труженицами, чтобы обеспечить своё существование. Главной целью женщин Японии эпохи Токугава было стать «матерью семейства» и обрести долгожданный покой и достаток в конце жизни.

То, что сугороку показывает жизнь именно горожанок, неслучайно. Гравюра укиё-э была выражением жизни именно горожан, неразрывно связанной с крупнейшими городами тогдашней Японии. Женщины имели гораздо меньше прав, чем мужчины, им в основном была уготована роль жён, любовниц и прислужниц. Женская независимость ограничивалась правительством Токугава. Им навязывали послушание мужчинам, от которых они зависели, что воспитывалось в них, в том числе, с помощью игры сугороку.

(с) Безпрозванная Я. М.

@темы: полезное, в гостях у Интернета, Тень правды, Свиток скрытых историй

URL
Комментарии
2017-05-14 в 07:35 

Алиция Рэйвен
Плох тот Зецу, который не мечтает стать деревом. (с)
Господи, какой ужас....

2017-05-14 в 07:43 

Shaman-QueenYu
Красота приводит нас в отчаяние, она - вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить её навсегда (с)
Алиция Рэйвен, это да-а-а, вообще...
Так что я скорее рада, что родилась в наш век в России, чем там и тогда)

URL
2017-05-14 в 07:49 

Алиция Рэйвен
Плох тот Зецу, который не мечтает стать деревом. (с)
Shaman-QueenYu, аналогично!

   

Шторм в тихой гавани

главная