Shaman-QueenYu
Красота приводит нас в отчаяние, она - вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить её навсегда (с)
Это моя любимая работа, полнейшее клановое AU, в котором физический мир — тот же самый, а вот социальный, политический, экономический — уже другой. Грубо говоря, это мир эпохи воюющих кланов, в которую родились Хаширама и Мадара, с тем лишь отличием, что в это же время здесь живут Наруто из клана Узумаки, Сасори из клана Акасуна, Сакура из клана Харуно и так далее, причём они, по сути, одного поколения.

Решила выставлять и здесь :heart:

Название: Тень правды — 1: Борьба за проклятый город
Персонажи: Узумаки Наруто, Харуно Сакура, Тсукури Дейдара, Тсукури Сумире, Акасуна Сасори, Яманака Ино, Узумаки Нагато, Хаюми Конан, Орочимару; оригинальные; множество кланов шиноби и феодалов. Постараюсь задействовать почти весь канон
Жанры: ангст, драма, экшн (action), психология, hurt/comfort, AU
Тип/вид: джен
Рейтинг: R
Размер: макси, продолжается
Краткое содержание: Это история о подлинном величии и истинном уродстве человеческой натуры. Клан Узумаки был уничтожен, но остались выжившие, и эти выжившие решили бороться за своё возрождение в мире шиноби. Возможность для этого, то, что могло стать первым шагом на выбранном страшном пути, затаилась в мирном торговом городе Танзаку, проклятом «живом торговце» страны Огня. Однако на эту возможность позарились и другие кланы шиноби...
P. S. До системы Деревень. Кланы ниндзя.


Глава 1. Уничтоженный клан
Глава 2. Трещины в союзе

Союзы кланов ниндзя ждёт
Конец, коль нет доверия.
Судьба жестока. Сильных гнёт
Падёт в одно мгновение...


Напарники добрались до барьера в полном молчании, оба сосредоточившись исключительно на задании, которое, как объяснила Тсубаки, заключалось в организации тайного сообщения между дедулей Фукуто и главой клана Харуно — Мамору-саном. Наруто уже приготовился испытать леденящее кожу ощущение, возникающее при проходе через маскировочный барьер поместья, но внезапно сестрёнка остановилась.
— Тсубаки-нээ-чан?.. — недоумённо посмотрел он на неё.
Та натянула на лицо матерчатую маску, не скрывающую только линию глаз, и Наруто передёрнуло — как это напомнило ему о нападавших. Он, отведя взгляд в сторону, недовольно пробурчал:
— Почему ты не выходишь во внешний мир без маски, даттебайо? Вечно её натягиваешь, хотя пользы от неё…
— Наруто, — перебила его Тсубаки, нечитаемым взглядом смотря на товарища. — Барьер поместья цел-целёхонек. Он нигде не порван. По крайней мере, на первый взгляд.
— И?.. — раздражённый непонятной остановкой, спросил Наруто.
— Если проверка не докажет обратное, — спокойно взялась она за пояснения, — то станет ясно, что барьер никто не взламывал.
Да не может этого быть… Нет-нет-нет, этого просто не может быть! Широко распахнутыми глазами глядя на подругу, чувствуя ледяное ощущение в груди, он сдавленно, через силу, высказал поистине страшную догадку:
— Кто-то… впустил их?
— Вполне возможно, — наклонив голову, сестрёнка Тсубаки ещё несколько секунд стояла на месте, а затем сорвалась вперёд, бесшумной тенью скользя под сень леса. Наруто, спохватившись, заспешил вслед за ней — и мысленно пообещал себе самому собственными руками убить того, кто отдал ключи от замка врагу.
Двигались ниндзя максимально быстро, Узумаки спешил так, словно боялся не успеть пожить, а в голове то и дело вспыхивали воспоминания о сгоревшем поместье — невольно это переносилось и на родовое гнездо Харуно. Наруто упорно отмахивался от мыслей, что клан его подруги тоже пал: нет, вот этого уж точно не могло быть! Сакура ждала его, наверняка ждала и волновалась! Клан Харуно не постигла та же трагедия, что Узумаки!
Уже вечерело, когда Наруто и Тсубаки, спрыгнув с деревьев в траву, быстрым шагом пошли в сторону рощи вечноцветущих сакур, воздушными облаками видневшихся впереди, — чуда этого леса. Наруто быстро оценил систему безопасности, хотя никогда не был в этом мастером, но, насколько он знал, без особой техники, известной лишь членам клана и некоторым союзникам, вишни никому не позволят даже увидеть поместье Харуно. Он сжал кулаки. Только бы обошлось без предательств…
Сестрёнка решительно пошла в гущу деревьев, петляя между тёмными стволами со светлыми кронами, и Наруто быстро шагал следом. Мельком он вспомнил, как года четыре назад неожиданно заинтересовался, почему здешние вишни, в отличие от обычных, не отцветают, на что всё та же Тсубаки ответила:
— Роща вечноцветущих сакур отлично подходит для маскировки нашего поместья. Корни этих деревьев питаются не только водой, но и чакрой, достаточно мягкой, чтобы не наносить растениям вред. Если бы сакуры отцветали — а цветут они мимолётно, — поместье моего клана лишилось бы маскировки.
Наруто был рад посторонним мыслям, это немного, но всё-таки спасительно отвлекало. Через несколько минут шиноби остановились у сакуры с широким, в три охвата взрослого ниндзя, стволом, которую называли старейшей. Тсубаки сложила нужные печати, после чего, прикрыв глаза, приложила ладони к коре дерева, и кожи коснулось лёгкое дуновение ледяного ветерка — это был барьер. Насколько Наруто помнил, в струящейся по древесным жилам чакре надо было поймать человеческую волну, ту самую, что и поддерживала маскировку, и настроить на неё собственную. Он никогда не был силён в этом, потому, если приходил не один, предоставлял разборки с барьером своим спутникам. Чёрт, надо научиться проходить через такое самому.
Через ещё несколько секунд Тсубаки открыла глаза, сосредоточенно посмотрев на старую сакуру, и чакра, тонким контуром окружавшая её ладонь, молниеносно разбежалась по дереву. Касание ледяного ветерка повторилось, и рощи словно отвели завесу лепестков в сторону, позволили увидеть поместье клана Харуно. Недолго думая, шиноби направились к зданиям, пока барьер, как вода, не затянул открывшуюся дыру.
Почти у самого входа, метрах в восьми от него, Наруто и сестрёнку Тсубаки встретили Сакура, тётя Мебуки и дядя Кизаши. Подруга тут же подбежала к новоприбывшим, порывисто обняла Узумаки, сразу спросила, ранен ли он, и если да, то где, окинула его тело оценивающим взглядом ирьёнина*, Наруто даже толком в себя не пришёл, быстро отвечая на вопросы. К этому моменту к дочерям и Наруто подошли Кизаши и Мебуки.
Кроме семьи Сакуры, здесь были и другие Харуно, но они не торопились встречать гостя, ограничившись приветственными кивками.
— Пойдёмте же внутрь! — с какой-то неестественно дружелюбной улыбкой Мебуки заторопила домочадцев и Наруто.
Шли шиноби прямо в кабинет Мамору. По пути посланники клана Узумаки кратко обрисовали итоги собрания, разъяснив детали несведущим; правда, сестрёнке Тсубаки приходилось многое из сказанного Наруто обозначать отдельно.
Коротко постучавшись, папа Сакуры заглянул в кабинет главы клана:
— Простите за вторжение, — и вошёл внутрь вместе с остальными.
Здесь сейчас находился один лишь Мамору, разбиравшийся с небольшой стопкой отчётности на невысоком столике, и Наруто сжал кулаки: дела его клана сейчас казались важнее каких-то там бумаг. Глава Харуно — крепкого телосложения воин лет сорока, с длинными светло-сиреневыми волосами до плеч, у висков тронутыми сединой, в строгом однотонном синем кимоно — поднял на гостей кабинета взгляд серых глаз и нахмурился, когда посмотрел на Наруто.
— Мамору-сан, я пришёл от клана Узумаки за помощью, даттебайо! На собрании сестрёнка Тсубаки сказала, что вы можете дать нам четверть своих шиноби…
— И это правда, — мягким, но при этом стальным тоном прервал его собеседник. — Я в курсе вашего положения и готов оказать клану Узумаки всякую возможную в нынешних обстоятельствах поддержку. Ястребиная почта сейчас не самый безопасный способ сообщения, потому я нашёл иной путь.
— Иной путь? — озадаченно переспросила Мебуки.
— Свиток-сообщение довольно редко используется для связи между двумя людьми ввиду того, что во всём мире таковых насчитывается лишь двадцать пар, но это очень действенный способ, — вытащив из-под столика обычный, потрёпанный временем синий свиток с тонкими чёрными полосками по краям, без каких-либо надписей на внешней стороне бумаги, главный Харуно положил его на ближний к Наруто край стола. Недолго думая, он взял документ в руки. Документ… Скорее нингу*. — Его близнец находится у меня. Передайте этот свиток Фукуто-доно лично в руки.
— Понятно, — кивнул Наруто, чувствуя, как на плечи легла ответственность за новое задание.
— Также я хотел бы лично встретиться с Фукуто-доно.
— Лично? — Сакура, нахмурившись, оглянулась на друга, но он только качнул головой. — Насколько я поняла… происшествие, о котором мы говорим, должно как можно дольше оставаться тайной для всего мира, и…
— Не беспокойся, Сакура, — так же мягко прервал её Мамору. — Встреча с Фукуто-доно — если он, конечно, найдёт для неё возможность, — будет проходить в строжайшей секретности.
— Мамору-сама, касательно сроков выполнения задания… — подал голос Кизаши. — Скоро совсем стемнеет, и я не хотел бы отправлять Наруто-куна в такое время…
— Кизаши-джи-чан, я справлюсь! — возмутился упомянутый, резко развернувшись к папе Сакуры. — Я смогу, и никто!..
— Наруто! — повысила голос Сакура, он оглянулся на подругу — та только покачала головой, молча прося немного помолчать.
— Думаю, Наруто-кун, Кизаши прав. — Мамору пронзил его стальным взглядом. — В таких условиях лучше передвигаться либо под охраной, но такой, которая не вызовет вопросов у других кланов, либо при свете дня. Выступишь вместе с Сакурой завтра утром.
— Завтра утром?! Мамору-сан, Кизаши-джи-чан, у нас нет столько времени, даттебайо! — Наруто посмотрел на каждого из упомянутых, взглянул и на стоящих рядом девушек, на их маму, но ни у кого не нашёл поддержки. — Мы… Мы не можем терять время!
— Наруто, — нахмурилась Мебуки. — Ты один из Узумаки, и если враги знают, что вы выжили, они будут на вас охотиться! Сейчас надо быть очень осторожным!
— Да, но!.. Но… — уже не так уверенно пытался он спорить.
— Вот что. Сегодня ты ночуешь здесь, а завтра вместе с Сакурой отправляешься в обратный путь, — не терпящим возражений тоном заявила она, и Наруто беспомощно оглянулся на лучшую подругу и сестрёнку Тсубаки, но те были с мамой согласны.
— У вас есть ещё что-нибудь? — осведомился Мамору, и все покачали головами, после чего Кизаши первый покинул кабинет главы клана.
Наруто с семьёй Сакуры отправился к ним домой, сжимая кулаки в недовольстве принятым решением. Надо было действовать, он понимал это, как наверняка понимали и остальные! Действовать… Но не признать правоту главы клана и других Наруто не мог, да и с железным аргументом Мебуки-ба-чан про добивание не поспорить. С другой стороны, если Наруто так поступит, то сможет узнать больше про уродов, напавших на его клан, однако одновременно это навлечёт беду на всех остальных выживших. Чёрт! Нельзя, нельзя действовать необдуманно! Наруто попытался подавить желание бежать и сражаться с врагами. К тому же, папа сказал ему:
— Если что-то случится, сразу отступай, Наруто. Беги обратно в поместье… — и ослушаться его сын не то чтобы не мог, но не хотел. Чёрт! Как же теперь всё сложно!
Ужинать Наруто вообще не пожелал, но Сакура, а вместе с ней и её мама, настояли, хотя трапеза прошла в мрачном настроении, а затем все разошлись спать. Наруто устроился в спальне Сакуры, а та, вопреки обыкновению, не стала спорить и возмущаться. Когда же он сам попробовал отказаться, чтобы переночевать в другой комнате и не смущать подругу, она сама заявила, что никаких неудобств он ей не доставит и вообще не это сейчас важно. Спорить Наруто не стал.
Уснуть удалось с трудом: мысли, назойливыми мухами кружащие в голове, никак не давали покоя, бередили рану, ещё не превратившуюся в шрам, и даже поддержка Сакуры не помогала. Когда же сон таки пришёл, перед глазами снова развернулся кошмар. Крыши поместья Узумаки с треском проседали. Пол рушился под ногами. И Наруто снова и снова летел в подвал. А когда выбирался оттуда, то слышал лишь тишину. Мёртвую тишину…
Резко распахнув глаза, Наруто кинулся в сторону, где увидел мелькнувший силуэт мамы, но вместо этого неожиданно скатился на пол. Сев и быстро оглядевшись по сторонам, он понял: это был всего лишь сон. Всего лишь кошмар! Мама жива, как и папа, как и те остальные, кого Наруто видел день назад. Смерть не забрала их.
В комнату через бумагу плотно сдвинутых оконных фусума проникал лунный свет: ночь выдалась ясная. На своём футоне мирно посапывала Сакура, и Наруто в попытке сбежать от неприятных воспоминаний улыбнулся. Любимая девушка всегда красива для любящего.
Сегодня уснуть уже не получится, Наруто это сразу понял, а потому, поднявшись на ноги, сунул босые ноги в тапочки и вышел из спальни, осторожно прикрыв за собой сёдзи. Тишина в поместье Харуно стояла не та, мёртвая, что кошмарами преследовала по ночам, а другая, мирная и спокойная… тишина сна. Сделав глубокий вдох и медленно выдохнув, Наруто встряхнулся: ему надо было немного развеяться. Решив прогуляться по поместью, он неторопливо побрёл куда глаза глядят.
Ночной холод у непрогретых частей дома иногда пробирался ледяными пальцами под одежду, заставляя ёжиться, пол изредка скрипел под ногами, так что Наруто начинал идти осторожнее и бесшумнее, как будто был на задании. Постепенно обстановка поменялась, стала немного богаче: узоры на фусума были искуснее, обычных клетчатых сёдзи встречалось всё меньше и меньше… Здесь жили самые сильные и обеспеченные ниндзя клана. Нахмурившись, Наруто развернулся, чтобы вернуться к Сакуре, когда из комнаты в паре метров от него вдруг донеслось сказанное явно пренебрежительно:
— …эти Узумаки…
Голос показался знакомым, и Наруто, мгновенно забыв о решении возвращаться, затаился, даже задержал дыхание, медленно вдыхая и выдыхая через приоткрытый рот. Осторожно, как тигр на охоте, он развернулся в сторону источника звуков, из которых не мог разобрать слова. «…эти Узумаки…» — тон, каким это произнесли, Наруто очень не понравился. Подкравшись ещё на пару шагов ближе, он услышал… да, да, это был голос Исами-джи-чана, брата дяди Кизаши!
— Больше они не будут над нами возвышаться…
— Исами-сама. — А вот этого Наруто не знал. — Наши сторонники…
— Знаешь, а моя жена, когда была живой, была превосходным поваром. Она могла буквально из ничего приготовить довольно вкусное блюдо… — и разговор неожиданно пошёл о супругах.
Наруто не всегда проявлял чудеса интеллекта, но здесь понял мгновенно: его засекли, потому и поспешили сменить тему. Сделав тихий большой шаг назад, Наруто настороженно замер. Дядя Исами и его собеседник всё ещё обсуждали своих покойных жён. Чёрт побери… Да в это просто не верилось: дядя Исами — и чтобы говорил такие ужасные вещи?! Но врываться посреди ночи и требовать ответа на вопросы было бы глупо, эти слова прозвучали в голове голосом папы. Надо было возвращаться. Надо было всё обдумать.
Сделав ещё один шаг назад и услышав из комнаты с дядей звук обнажаемой стали, Наруто развернулся и побежал прочь. Сзади отодвинули дверцу сёдзи, и вдруг стало ясно: если он прибежит в спальню Сакуры, то подставит её под удар. Ну уж нет, вот чего уж точно не будет, так это вот этого! Ориентируясь по ходу дела, при этом стараясь двигаться как можно тише, Наруто свернул в сторону рощ вечноцветущих вишен и тут же чертыхнулся на слетевший с ноги тапок. Он не видел, не слышал, но чувствовал погоню, и ощущать себя добычей… Схватив тапок в руку, решив по пути надеть его, Наруто побежал ещё быстрее, раздумывая, где взять оружие, если на него и правда нападут.
Когда он выбежал во внешний двор, то сразу свернул в самую гущу сакур, нырнул в облака светло-розовых лепестков и запетлял между чёрными в ночи стволами. Преследователь тоже уже не скрывался, не прятал свои шаги, сделав упор на скорость. Похоже, Наруто действительно услышал что-то не для своих ушей! Чертыхаясь на все лады, он прыгнул за широкий ствол вишни, и тут же там, где только что была его спина, пролетел кунай, вошедший в землю рядом с корнем. Прижавшись к дереву, Наруто осторожно выглянул из укрытия, но врага не увидел.
Врага.
Да какого чёрта на него нападают в доме их, Узумаки, союзников?! Это же, биджу раздери, глупо!
— Слушай, я не знаю, кто ты, даттебайо, но прекращай! — не выдержав, крикнул он неизвестному и выпрыгнул из-за ствола на открытую прогалину. — Я многого не понимаю и, может, действительно услышал что-то не то, но это ведь не повод!.. — и бросился в сторону от чиркнувших в воздухе сюрикенов, по пути потеряв тапок, а скрывшись за стволом другой вишни и цыкнув на таки раненое плечо, снова позвал противника: — Да что тебе надо, даттебайо?!
Никто отвечать, похоже, не собирался, и Наруто принялся озираться по сторонам в поисках чего-нибудь, что могло стать оружием. Но тут даже камней нормальных не было, что уж о другом говорить! Оставались только нинджутсу и тайджутсу, значит… Создав три клона, Наруто послал их в разные стороны рощи искать противника, но в этот момент перед ним вдруг спрыгнул ниндзя в тёмно-бордовой военной форме, почти сливавшейся по цвету со стволами сакур. Наруто встал в боевую стойку, готовый защищаться, но вместо атаки Харуно поднял правую руку ладонью к нему, словно останавливая.
— Что здесь происходит?
— Это вы у него спросите, даттебайо!
— «У него»? — Светлые брови сошлись на переносице, придав глазам — единственной видимой части лица — немного недоумённое выражение.
— Тому парню, что напал на меня, — выйдя из боевого положения и выпрямившись, Наруто оглянулся туда, откуда ранее летели кунай и сюрикены.
Похоже, ночные беготня и бой привлекли внимание по меньшей мере десятерых Харуно, шестеро из которых были АНБУ. Чёрт, а ведь нападавший мог скрываться среди них! Это же проще простого: затеряться среди тех, кто одет так же, как ты сам! «Хочешь спрятать дерево, спрячь в лесу». Только Наруто приготовился искать врага, как на плечо ему положили ладонь, и он резко оглянулся на того АНБУ, что пришёл самым первым.
— Вам лучше сходить в лазарет, ваши раны быстро залечат. Мы здесь разберёмся.
— Хорошо, — нахмурившись, кивнул Наруто в ответ, чувствуя, как царапины начинают саднить. Сюрикены были отлично заточены…
Двое АНБУ (тайные агенты, как их ещё называли) спрыгнули рядом. Это что… сопровождающие?! Возмущённо посмотрев на каждого из них, Наруто воскликнул:
— Я и сам могу дойти, даттебайо, я же не младенец, чёрт побери!
— Узумаки-сан, на вас только что совершили нападение, — ледяным взглядом ответил главный, тот, первый. — Мы не имеем права расслабляться после подобного покушения на преступление. Вас проводят до лазарета, где вы расскажете все подробности происшествия.
В этом был резон. Сжав кулаки, чувствуя себя просто отвратительно, Наруто повернулся к молчаливым статуям своих временных спутников и вздохнул. Ещё по опыту в своём собственном клане он давно понял, что спорить с АНБУ, получившим приказ, так же бесполезно, как пытаться высушить океан. Тайные агенты шли рядом с ним, но их присутствия совершенно не ощущалось, отчего лично Наруто становилось немного жутко. Вот каковы цепные псы клана, выполняющие самую грязную работу.
В лазарете находилось несколько врачей, получивших ночные дежурства, и один из них взялся за неожиданного пациента. Сидя на белой кушетке в одних пижамных штанах, Наруто чувствовал, как оставленные сюрикенами глубокие царапины постепенно прекращали саднить. Стоящие напротив члены АНБУ переглянулись, после чего один из них задал первый вопрос:
— Почему вы находились ночью не у себя, Узумаки-сан?
— Я вышел прогуляться, чтобы немного развеяться, даттебайо, — буркнул недовольно Наруто.
— Где и как именно начался бой?
— Я… — Он замолчал. А надо ли говорить АНБУ, что он услышал от дяди Исами? Это ведь дядя, не мог он вот так предать! Да и Наруто толком не понял, о чём именно шёл тот разговор; может, там и вовсе не дядя Исами был!
— Отвечайте честно. Это важно для дела, — тяжело посмотрел на Узумаки АНБУ.
— Я был в районе, где живут сильные и обеспеченные ниндзя, — неохотно ответил он. — И услышал один разговор… Ну, его часть, вернее. Говорили о моём клане, таким неприятным тоном, будто мы их враги, и… потом стали говорить о жёнах.
— Жёнах?
— Покойных, — уточнил Наруто, твёрдо решив не сдавать Исами, пока сам не узнает всех деталей.
В этот момент, не успел никто ничего ответить, в помещение ворвались Сакура, сестрёнка Тсубаки и их родители, все в ночных кимоно и домашних тапочках. Ирьёнин, нахмурившись, поднялся на ноги, и Наруто, поняв, что все его царапины уже исчезли, взял в руки испорченную пижамную рубашку.
— При всём уважении к боевым силам клана, это лазарет, а не проходной двор… — сердито заговорил медик, но тут вмешалась подруга:
— Прошу прощения, Сакуя-сан, мы не задержимся надолго, — и, не дожидаясь ответа, развернулась к Наруто. — Наруто! Что произошло?
— Это мы и пытаемся выяснить, — вместо него ответил один из АНБУ. Другой продолжил:
— Узумаки-сан, вспомните точнее, как именно те люди перешли в своём разговоре от темы вашего клана к теме покойных супруг.
— Они перешли неожиданно, словно поняли, что я подслушиваю. Да и не «словно», они точно это поняли, даттебайо! — вскочив на ноги, добавил Наруто.
— Вы можете ещё что-нибудь сказать о происшествии?
— Ничего, — буркнул он, понимая, что и правда знает очень мало.
— В таком случае мы забираем Наруто-куна, — подал голос Кизаши, до этого переговоривший о чём-то с Сакуей. — Возражений, надеюсь, нет?
— Сейчас — нет, — сухо ответили ему АНБУ и в мгновение ока исчезли, не оставив ни следа, словно их здесь и не было.
Сакура тут же взялась расспрашивать Наруто о случившемся, сестрёнка Тсубаки сказала родителям, что останется уточнить кое-какие детали, и Мебуки заторопила младшую дочь и её друга идти домой. Кизаши вышел из лазарета первым. К тому моменту, когда они все дошли до своих комнат, по пути не нарвавшись ни на каких новых врагов, все из семьи Сакуры уже знали всё, что знал сам Наруто, включая то, что он скрыл от АНБУ.
В молчании он вместе с подругой и её родителями сидел в комнате, которую не так давно покинул, чтобы прогуляться да развеяться. Да уж, охренеть как развеялся, аж спать не хочется… Наруто опустил взгляд на прижатые к коленям кулаки и нахмурился сильнее прежнего. Неужели Исами и правда ненавидел клан Узумаки? Голос человека, что радовался его падению, был очень, очень похож на дядин.
— К Сакуе-сану направились АНБУ с явным намерением подправить память, — вдруг ворвался в тишину голос Тсубаки. Вздрогнув, Наруто, как и остальные, вскинул на прибывшую взгляд. Та задвинула за собой сёдзи.
— С чего ты взяла? — нахмурилась Сакура. Сев рядом с сестрой, та ответила:
— Я видела. Ну и… — вздохнув, Тсубаки смежила веки и устало потёрла пальцами переносицу. Замерев на секунду, она поведала: — Эти сведения доступны только АНБУ, и то не всем. По счастью, я вхожу в число посвящённых. — Открыв глаза, опустив руку и внимательно посмотрев на каждого из домочадцев, Тсубаки продолжила: — Сейчас я нарушаю прямой приказ Мамору-сама, так что вас всех — прошу держать рот на замке. Никто же не желает мне наказания?
Никто этого не желал, все покачали головами.
— Это долгая и скучная история, но если вкратце, то часть клана Харуно таит в себе недовольство, если не ненависть, к своему сюзерену, — на последнем слове сестрёнка многозначительно посмотрела на Наруто, да так, что ему стало ещё неуютнее. — Традиция подчинённых кланов в наше время уже изживает себя, она сохранилась, пожалуй, только в нашем Альянсе, в Водном Союзе по ту сторону Касундова моря* да в стране Ветра.
— Но за что нас ненавидеть? — стиснув зубы, поинтересовался Узумаки.
— Часть твоего клана, Наруто, были людьми далёкими от приятных, — спокойно ответила Тсубаки. — Я не знаю всего, но они считали, что если Харуно погиб за них, то это совершенно правильно, и не проявляли никакого уважения к такой жертве. Ты с ними не общался, предпочитая другое окружение, потому, вероятно, и не замечал. В общем, часть нашего клана принимала их за высокомерных ублюдков, возгордившихся из-за величия своего рода… Прости, — извинилась она за грубость.
— Такие люди встречаются, мне кажется, в каждом клане… — протянула задумчиво Мебуки. — Я, конечно, замечала странное отношение некоторых к Узумаки, но чтобы доходило до такого… Скольких из противников ты зна?..
— Йа-а-а, да на тебя в последнее время часто нападают, Наруто! — Дядя Кизаши вдруг похлопал Узумаки по спине, мрачно добавив: — Становишься популярным! Хотя такой популярности не дай Рикудо и врагу…
— Дорогой, что ты?.. — нахмурилась в возмущении его жена, но тут же переменилась в лице, словно осознав что-то, и смолкла.
— Ты должен быть очень осторожным, Наруто, — поддержала новую тему Сакура, и Наруто в недоумении на неё посмотрел. — Особенно сейчас, когда… ещё свежи следы… — На этих её словах он помрачнел и упёрся взглядом в собственные кулаки.
— В общем, держи кунай под подушкой и не расслабляйся. Сам знаешь, что происходит, — поставила точку сестрёнка Тсубаки, видимо, тоже почуяв неладное. Слежка?
— А сейчас, пожалуй, все по футонам! — вскочив на ноги, повелел Кизаши, и остальные предпочли последовать его совету. Наруто словно что-то отпустило — и усталость прошедших дней неподъёмной тяжестью свалилась на плечи, после чего он, переглянувшись с лучшей подругой, вместе с ней направился в её комнату.
Уже устроившись в своих футонах, некоторое время шиноби лежали в полной тишине, нарушаемой только гуляющим среди ветвей ветром, не находящим у лепестков сакуры приюта. Одинокая и вольная стихия… Точно как члены Узумаки сейчас. В рассказанное сестрёнкой Тсубаки не то чтобы не верилось, но не хотелось верить. Да ни во что из событий этой адской недели не хотелось верить. Наруто устал. И эта усталость только торопила действовать. Действовать, а не ждать удобных моментов и болтать о грядущих планах! Но несмотря на жгущее душу желание, разумом Наруто понимал, что поддаваться вот таким порывам будет самой большой глупостью из всех, что он уже совершил в своей жизни.
Когда же он только заговорил об этом с Сакурой, она сразу велела ему спальни не покидать и делать то, что здесь принято делать — спать и набираться сил. Попутно она, загородив своим телом правую руку, чтобы её не было видно из окна, мельком отогнула из сжатого кулака мизинец. На их языке, созданном ещё во времена безоблачного детства, это означало: «За нами следят взрослые». Сейчас это значило другое.
«За нами следят враги».
После этого Наруто честно попытался уснуть и сам не заметил, как сон накрыл сознание и позволил уставшему телу наконец-то отдохнуть.
Утром следующего дня Наруто вместе с подругой отправился обратно в поместье Узумаки, попрощавшись с взволнованной Мебуки, ободряюще хлопнувшим его по плечу Кизаши и с как всегда собранной и переполненной ответственностью Тсубаки, рядом с которой стоял светловолосый парень, которого сам Наруто смутно помнил по прошлым встречам, но имени не знал. Глава Харуно выделил в сопровождение нескольких АНБУ, и было очевидно, что это и для защиты одного из последних Узумаки, и в помощь всему клану-сюзерену.
Вместе с ними Узумаки Наруто и Харуно Сакура покинули рощи вечноцветущих сакур.

Беспокойство за подругу никак не давало покоя, однако Нагато сжимал кулаки, скалился от ощущения собственного бессилия, от которого всё не выходило отделаться, но не позволял себе срываться и нестись сломя голову, понимая, что сейчас это будет губительно. Прыгая с ветки на ветку как можно более тихо, он нахмурился, когда до слуха вдруг долетели… мужские голоса? Не зная, союзники ли это (а вдруг это те, кто уничтожил клан?!), Нагато остановился и, напряжённый, вслушался в лесную тишину.
— Это невозможно! — воскликнул один из неизвестных так громко, что заставил вздрогнуть от неожиданности. — Чтобы Узумаки — и были уничтожены!..
— Ты забыл, что мы сами делали?
— Нет, не забыл, — отрезал первый, явно взяв себя в руки. — Но с чего бы нам верить этому человеку? Он вполне мог навешать нам рамена на уши. Шигето-тайчо!
— Мы никому не верим на слово, можешь не беспокоиться, — раздался негромкий бас; этого голоса Нагато ещё не слышал — значит, говоривших по меньшей мере трое. Он мог бы войти в режим сенсора и по чакре определить, кто это и сколько их, а также уровень их силы, пусть и довольно-таки примерный, но в таком случае возрастал риск выдать себя. А может быть, зря он беспокоился? Вероятно, это были не враги?.. Нагато мысленно покачал головой.
— Надо проверить, что произошло с Узумаки…
Но эти люди говорили о каком-то человеке… который сказал им об уничтожении его, Нагато, клана.
Недолго думая, Нагато рванулся вперёд и тут же едва не словил полетевший в него кунай, благо успел отклонить тело в сторону и, сделав сальто, приземлиться на толстую ветвь, а затем — выхватить из подсумка сюрикены. На него устремились взгляды четырёх пар глаз, в которых алым пламенем горел Шаринган, однако при виде формы Узумаки шиноби Учиха доджутсу погасили, похоже, не сочтя его врагом.
— Что шиноби клана Учиха делают здесь? — сухо поинтересовался Нагато у четверых ниндзя, и крепко сложенный мужчина с короткими торчащими ёжиком угольно-чёрными волосами, на вид лет тридцати пяти-сорока, вышел вперёд — видимо, был главным. Тем самым Шигето.
— Мы возвращаемся по делам клана Учиха от клана Хаюми. — Выражение лица у этого человека оставалось невозмутимым, и только-только сосредоточившийся для сенсорики Нагато не успел уловить, соврал тот или нет. — Мы пришли с миром.
По-прежнему хмурясь, Нагато чуть сузил глаза и медленно выпрямился, выходя из боевой стойки, а затем убирая стальные звёзды обратно в поясную сумку. Конечно, госпожа Мито не советовала обращаться за помощью к Учиха, но если он сейчас подерётся с ними, о поддержке от этого клана и речи не зайдёт. Немного подумав, Нагато, под прицелами внимательных взглядов собеседников, спрыгнул с ветви в траву у дикого орешника.
— Я слышал, что вы говорили о человеке, который сказал, что клан Узумаки якобы уничтожен, — произнёс он, добавив в конце предложения каплю вопросительного тона. Подчинённые Шигето участвовать в переговорах явно не собирались, и ответил опять их капитан:
— По этому поводу я ничего сказать не могу. Никто из нас не видел его лица.
— Как он был одет, вы видели?
— В чёрную форму без каких-либо клановых символов, — нахмурился Шигето, и его взгляд, вдруг ставший колюче-скальпельным, очень не понравился Нагато, а уж сказанные только что слова — ещё больше. Чёрная форма без каких-либо клановых символов, значит… Кому-то очень понадобилось раструбить о падении Узумаки всему свету?
— Где и когда вы его видели? — Нагато прикусил себе язык: Шигето, похоже, начал что-то подозревать, вон как заинтересованно поглядел.
— Видели полчаса назад, — ответил тот неспешно и при этом осторожно, а затем поднял руки и медленно сложил печать; Узумаки напрягся. Что Учиха собрался делать? — Не беспокойтесь, мне только надо отправить Мадаре-сама отчёт о выполненном дипломатическом задании.
— Почему это нельзя сделать позже?
— Вы в наши планы не входили, в то время как глава нашего клана предпочитает получать доклады в срок, — отрезал Шигето, после чего применил доджутсу, и почти в тот же миг воздух перед ним стал закручиваться в спираль. Из возникшей чёрной точки постепенно соткался ястреб. Казался он вполне настоящим.
— Долгосрочная иллюзия, — пояснил один из подчинённых Учиха в ответ на вопросительно-настороженный взгляд Нагато.
Что-то молча сообщив хищной птице, Шигето жестом руки отправил посланницу в небо, а затем посмотрел на Узумаки.
— Ответьте, где вы видели человека, сказавшего ложь про падение моего клана, и я ухожу по своим делам.
— Это было на десять часов отсюда.
Раз уж так покорно всё рассказывают, значит, скорее всего, не врут…
— Благодарю, — кивнул Шигето Нагато и в одном мощном прыжке скрылся в густой листве летних деревьев.
Человек в чёрной форме без клановых символов рассказал людям Учиха о трагедии Узумаки?! Сжав кулаки с такой силой, что пальцы заболели, Нагато сосредоточил в ногах чакру и, когда отталкивался от очередной ветки, снёс с неё часть коры. Полчаса назад? На десять часов отсюда?! Это пролегало между поместьями кланов Намиказе и Хаюми!
Биджу раздери, надо успокоиться. Успокоиться. На горячую голову ничего не решить…
Остановившись на толстой, мощной ветви, Нагато упёрся ладонью в ствол дерева и впился пальцами в кору, стиснул зубы, зажмурился, пытаясь унять дрожь гнева. Враг клана Узумаки обладал достаточными умом, подлостью и ресурсами, чтобы организовать нападение и достичь в этом успеха. Нельзя, нельзя против такого сражаться без подготовки! А для последнего всегда требовался холодный разум. Ключевое слово — разум… Надо идти к Хаюми. Тот, кто смутил страшной новостью Учиха, наверняка был всего лишь пешкой.
Желание броситься в погоню за неизвестным врагом сжигало, не давало покоя, немного мешало думать хладнокровно, но Нагато собрал волю в кулак и быстро понёсся в сторону поместья бумажного клана. Вскоре должны будут показаться гигантские деревья, на деле являющиеся созданиями из бумаги, насквозь пропитанными чакрой. Эти исполины защищали родовое гнездо Хаюми и от вражеских глаз, и от случайного взгляда простого жителя страны Огня. Мимо мелькнуло озеро.
Нагато не считал, сколько прошло времени, но в один момент интуитивно уловил опасность и резко спрыгнул вниз — и вовремя: над головой просвистели сюрикены. Когда стальные звёзды со стуком вошли в дерево, он приземлился и развернулся туда, откуда пришла атака. Чёрт! Только сражения ему и не хватало! Окинув поле боя быстрым взглядом, Нагато сложил печать и в облачке дыма исчез, перенёсшись в укрытие в густых кронах лиственниц. Настороженно глядя вперёд, он вытащил из подсумка кунай и прощупал окрестности на чакру.
Через минуту удалось уловить слабый, но всё же довольно ощутимый отголосок чакры одного из четверых встреченных недавно Учиха. Что это значит?
Только Нагато задался этим вопросом, как пришлось срочно уклоняться от новой порции сюрикенов, и он в сальто назад покинул убежище, выхватывая стальные звёзды и метая их туда, где ощущалась чакра противников.
— Что это значит, Учиха?! — остановившись на ветви, крикнул вопрос Нагато, какой-то частью сознания всё же надеявшийся на ответ.
Впрочем, зря. Вместо слов в него полетело три куная, двое он отбил, один на излёте оцарапал щеку. Не став дожидаться новой атаки, Нагато метнул в показавшихся врагов восьмёрку сюрикенов и спрыгнул вниз. Он видел озеро, надо было идти туда! Это место Нагато с его Элементом Воды подходило больше обычного леса.
До ушей долетел свист кунаев, и в следующий миг Узумаки пригнулся, в сальто приземляясь на ветвь и оборачиваясь. Эти четверо от него так просто не отстанут! Нагато быстро сложил печати и уже собирался выдуть струю воды, но возникший перед лицом Учиха помешал, резко полоснув по горлу кунаем. Захлебнувшись в крови, клон с хлопком исчез в дымке; враг раздражённо нахмурился и зажёг в глазах Шаринган.
Нагато ничего не понимал, но беседовать с Учиха не собирался. «Это было здесь…» — двигался он обратно к озеру. Повезло, что рядом плескался источник воды. С этой мыслью Нагато приземлился на каменистом берегу, развернулся к приближавшимся противникам и создал четыре клона, каждый кинулся на Учиха. Сталь с лязгом столкнулась, зазвенела, Нагато отпрыгнул на озёрную гладь и стал быстро складывать печати. Всего требовалось сорок четыре! Только бы клоны выиграли время…
Когда оставалось всего пять, двое из копий с хлопками исчезли, и Шигето со своим подчинённым развернулся к Нагато. Чёрт! Шиноби бросились на него. Три! Две! Одна.
— Suiton: Suiryudan no Jutsu*! — и большой водный дракон, выросший из озера, помчался на ниндзя Учиха. Шигето бросился в сторону, а вот второй не успел, и врезавшийся в него массив воды мигом лишил его сознания. Оставшиеся клоны тоже испарились, дракон помчался на собравшихся вместе трёх Учиха, но от них вдруг полетели огненные шары, слившиеся в один огромный. С шипением столкнувшись, стихии поглотили друг друга, накрыв всё поле боя паром. Чёрт побери, у Учиха преимущество — этот их Шаринган!..
Слева один! Недолго думая, Нагато с кунаем ринулся в ту сторону, его удар отбили, но от подножки не сбежали — и Узумаки ударом ноги по голове отправил Учиха под воду. Сложив печати, он сосредоточил в ногах больше чакры и опустил руки в воду:
— Suiton: Futto Nagare*! — от его ладоней пошла сначала мелкая, потом всё более и более сильная рябь — и скоро часть озера кипела. Нагато отпрыгнул оттуда прочь.
— Ублюдок! — со спины атаковал другой Учиха. Удар не отбить!
— Не убивать! — рявкнули справа, клинок развернули тупой стороной.
Сталь с силой дала по шейным связкам, тело оглушила резкая боль, от которой Нагато едва не упал на колени, перед глазами на мгновенье потемнело. Когда тьма отступила, его окружало трое Учиха, в глазах каждого горел Шаринган. Нагато быстро нашёл взглядом Шигето, с чёрных волос которого стекали струйки воды. Пар отступал, уже не обжигая кожу.
— И что же это значит, Учиха? — мрачно поинтересовался у врагов Узумаки. — Мой клан не оставит это без последствий.
Ответа не последовало: ждали приказов своего предводителя, и Нагато посмотрел прямо на него. В глазах Шигето алел Шаринган, рисунок которого… кажется, менялся… Три томое сливались в один узор, похожий на трёхконечный сюрикен с прямыми лезвиями и без отверстия для пальца в середине.
— Если предположения окажутся неверны, мы просто подправим этому Узумаки память. Мадара-сама, скорее всего, лично этим займётся…
Мир вдруг превратился из цветного в чёрно-белый, а небо стало красным, облака — чёрными, в то время как солнце — луной. Что происходит? Нагато внезапно осознал, что висит в пустом пространстве, под его ногами не было ни воды, ни земли! Широко распахнутыми глазами глядя в красную бездну под ним, он только спустя секунды три пришёл в себя, принял боевую стойку, приготовился к новому сражению на уровне генджутсу, успел даже остановить поток чакры, чтобы вырваться из иллюзии… когда резкий удар сзади по шее заставил сознание потухнуть.

…Вокруг звенела сталь и доносились боевые кличи, а Нагато стоял и в тупом удивлении смотрел на убитую мать и лежащего рядом с ней не успевшего даже проснуться пьяного после праздника соседа. Откуда-то внезапно появилось пламя, за которым виднелись чёрные силуэты врагов — Нагато, будучи в каком-то странном отупении, насчитал десятерых. Десятерых… Тех ублюдков, что лишили его самого дорогого. Внутри извержением вулкана вскипела ярость, алой пеленой застлала глаза, и Нагато, взревев, ринулся на врагов, вооружённый чем-то непонятным, чем-то неизвестным, но невероятно, невероятно мощным…

— Это называется Риннеган, Нагато, — с улыбкой объяснила сыну мама, рядом с которой он, сидя на энгаве*, читал книжку с преданиями и легендами мира ниндзя. С пожелтевшей от времени страницы на маленького Нагато смотрели страшные глаза с чёрным зрачком и сливавшимся с радужкой белком, по которому шли линии, похожие на круги по воде.
Это называется Риннеган.

*ирьёнин — медик
*термин нингу описывает оружие и снаряжение, которое используют ниндзя.
*море Касунда — ссылка на изображение, которое будет в моей группе.
*Элемент Воды: Техника Снаряда Водяного Дракона
*Элемент Воды: Кипящий Поток
*энгава — это японская открытая терраса, огибающая с двух или трёх сторон японский дом, терраса, которая представляет собой открытый настил, как правило, на опорах, примыкающий к дому.

@темы: творю и вытворяю, Тень правды, Naruto_фанфики