Shaman-QueenYu
Красота приводит нас в отчаяние, она - вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить её навсегда (с)
Я забацала себе самой флэшмоб на 30 глаголов (которые придумала с бухты-барахты сама), и это "1. Заблудиться".) Это АУ от моей большой клановой АУшки, так что можно читать как обыкновенную самоценную АУ :heart:

Название: Нищие воры
Автор: Shaman-QueenYu
Размер: 1748 слов, мини
Персонажи: Акасуна Сасори, Пакура
Категория: джен
Жанр: флафф, экшн, AU
Предупреждения: насилие, ОМП
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Спрятавшись в тени городских стен, Сасори нахмурился и посмотрел на стоящую рядом, скрестившую руки на груди Пакуру. Это была девочка не из родного ему клана Акасуна, а из Тайо, так что общаться с ней следовало особенно осторожно, даже сейчас, когда они в огромной столице остались совсем без взрослых. Вокруг царил неумолчный гомон, все люди куда-то спешили, торговцы вели свои караваны к выходу из города, и на двух детей в обыкновенных лохмотьях никто не обращал внимания.
Примечания: Только у меня могут быть в шапке флафф и насилие одновременно :lol: Вообще меня так и подмывает поставить в шапку гет, но нет — Сасори и Пакуре тут по шесть лет, какой гет, я вас умоляю :lol:
Посвящение: Этим героям. О, они прекрасны. Как они прекрасны!.. Даже когда превращают людей в человеческие куклы или мстят всему миру за вероломное убийство себя.
Дисклеймер: все персонажи и мир Наруто принадлежат М. Кишимото.

Спрятавшись в тени городских стен, Сасори нахмурился и посмотрел на стоящую рядом, скрестившую руки на груди Пакуру. Это была девочка не из родного ему клана Акасуна, а из Тайо, так что общаться с ней следовало особенно осторожно, даже сейчас, когда они в огромной столице остались совсем без взрослых. Вокруг царил неумолчный гомон, все люди куда-то спешили, торговцы вели свои караваны к выходу из города, и на двух детей в обыкновенных лохмотьях никто не обращал внимания. Сасори впервые попал в столицу. Было немного боязно, но он этого не выдавал. И не выдаст, конечно же! Потому что вместо этого стоило разобраться с главным вопросом…

— У нас нет карты, — кивнув словно бы самой себе, заявила Пакура. Сасори повторил, соглашаясь:
— У нас нет карты.
— И мы не знаем дороги дотуда, куда ушли наши, — продолжила она тем же задумчивым резковатым тоном.
— Выясним.

Посмотрев на него, Пакура заинтересованно подняла брови. Сасори вышел из тени на свет и ещё раз огляделся по сторонам: откуда едут караваны? в той стороне должен быть…

— Рынок, — пояснил он напарнице. — Карты должны продаваться.
— Они очень дорогие, — в недоумении нахмурилась та, встав рядом. — А у нас ни монетки, Акасуна.

Акасуна удивлённо на неё посмотрел. Ни монетки? А зачем им вообще рё?..

— Мы не будем покупать.

Схватив Сасори за руку, Тайо рванула его на себя и прошептала чуть ли не из губ в губы:

— Если нас поймают, нам отрубят руки, у тебя голова вообще есть?
— А что ты предлагаешь? — тоже зашипел Сасори. — Спрашивать у людей дорогу до тайного места? Это глупо. И мы в нищенских лохмотьях, такие должны хорошо знать город, а не как сейчас мы…
— Как вообще получилось, что мы от них отстали? — резко выдохнув, Пакура отстранилась от него, на миг прижала ладони к лицу, но тут же опустила руки.

Сасори отвёл взгляд. Он отвлёкся от своего взрослого из-за проезжавшего мимо кукольного театра — столичного и известного, имевшего встречи с самим феодалом Ветра и кучей подчинённых ему наместников, — труппа с запряжёнными в повозку лошадьми торопилась, но шла с шутками и смехом, и на какой-то момент Сасори забыл, что находится на задании. Когда же он очнулся от странного очарования чужими славой и мастерством, то обнаружил себя совершенно одного посреди шумной, недружелюбной, пугающей толпы. А вот как Тайо отбилась от стаи, Сасори не знал.

— Карту мы утащим, — подойдя к ней, прошептал он так, чтобы никто, кроме напарницы, не услышал, — и руки нам не отрубят, если не заметят. Мы ведь шиноби.

Несколько секунд Пакура смотрела на него своими большими карими глазами — Сасори они понравились — и наконец согласилась:

— Ну, хорошо. Каков план?
— Пока плана нет. Надо найти лавку с картами…
— А ну стоять, ворюга! — вдруг рявкнули за углом, откуда мгновенье спустя вывернул мужик откровенно бандитской наружности, а следом за ним — два самурая с мечами наголо.

Вырвавшись вперёд, один перегородил беглецу путь, тот дёрнулся влево, вправо, но с обеих сторон были стены, а за спиной остановился второй страж порядка. Он отрывисто потребовал что-то у вора, тот растерянно оглядывался по сторонам, потом с совершенно ошалелым видом бухнулся на колени и залепетал что-то, но свист клинка — и наземь упала отрубленная кисть.

— Воровство — преступление против государства, которое карается… — бубнил что-то первый самурай, тот, чей меч и отсёк часть руки.

Дикий крик боли перебил его, ворюга судорожно вцепился в запястье, из которого струилась кровь, попытался зажать рану, стиснул зубы (хотел сдержать вопли?), но тщетно — стало ещё хуже. Сасори с трудом оторвал взгляд от сцены наказания и посмотрел на Пакуру, а та в этот миг — на него. Ворюга крикнул что-то ещё, на сей раз словесное, и шиноби, не сговариваясь, взяли друг друга за руки — у них есть руки, у них есть руки — развернулись и поспешили убраться из злополучного переулка.

Они быстрым шагом вышли на широкую шумную улицу, залитую лучами щедрого солнца, и, так же не сговариваясь, сорвались на бег. Прочь, прочь от стражи!.. Такие должны были натаскиваться на ловлю не только бугаев вроде наказанного, но и мелких нищих детей. Сасори крепче сжал ладонь Пакуры. У него есть рука. И чёрта с два он её лишится!

Остановились они только на другом конце длинной улицы и, часто дыша, пытались прийти в себя. Сасори резко повернулся назад, но стражников там не оказалось, посмотрел налево, направо, затем — даже наверх, однако их с девчонкой Тайо никто не преследовал. Та тоже озиралась по сторонам и первая облегчённо вздохнула:

— Никого.

Сасори, сглотнув, кивнул. Стража их не заметила.

— Акасуна, — позвала его Тайо, а когда он посмотрел на неё, тихо и очень серьёзно спросила: — Ты всё ещё хочешь это сделать?
— А у нас есть выбор? — сдвинул он брови. — И не зови меня по фамилии, не здесь же. Шиноби должен скрывать…
— Хорошо, хорошо, я тоже знаю правила, — отмахнулась Пакура. — Ну так что, это… как там тебя… Сасори!
— Ну, у тебя есть другие идеи?
— Хм… Хм-м-м… — скрестив руки, она повернулась в сторону соседней улицы, на дальнем конце которой и начинался базар. — Мы можем попросить торговца воспользоваться картой города там же, в лавке.

Сасори посмотрел на неё с заметным сомнением.

— Ты думаешь, он не прогонит нас?

Несколько секунд Пакура молчала — и, повернувшись к нему, в конце концов сдалась.

— Хорошо. Ладно. Кто будет отвлекать?
— Я владею нитями чакры, так что смогу проделать всё издалека, — прошептал Сасори, — но мне надо, чтобы он не смотрел в сторону карт вообще.
— Понятно, — кивнула Пакура и оглянулась снова на рынок. — Интересно, а там вообще есть лавка с картами?
— Должна быть.
— Жалко мы знаем только простую технику превращения, — пробормотала она, шагая рядом с Сасори. — Такая слетит быстро, и шиш нам, а не карта.
— Против торговцев такая не поможет, — качнул головой он.

Держась за руки, чтобы поток толпы ненароком не разлучил их, Акасуна и Тайо шагали вдоль рядов лавок с тканями, украшениями, обувью, деревянной и глиняной посудой, попадались и те, что с книгами, сшитыми у корешков толстыми белыми нитями. У одной такой Сасори остановился было, но Пакура тут же потащила его прочь:

— Мы не за книгами пришли.
— Ага, — он поспешно отвернулся от книжек.

Где-то час ушёл на поиски, и солнце уже начало спуск к горизонту, когда Сасори резко дёрнул напарницу за руку и кивком указал на лавку, скрытую в тени натянутой на жердях толстой ткани. Длинные свёртки на вид хрупкой белой бумаги стояли в ряд у каменной стены дома, к которому и прилегало торговое место, а на поставленных бок к боку трёх больших низких столиках лежали карты.

— То самое, наконец-то, — выдохнула Пакура, разом подобравшись, как почуявший опасность джейран или кошка на охоте.
— Так… — Сасори чуть сузил глаза, выискивая среди карт ту, что относилась к столице. Мир, мир, мир, страна Ветра, страна Рек, страна Ветра… о! Столица! — Нашёл. Вон с краю лежит, ну, почти. Ты зайдёшь с другой стороны и… и… Сейчас придумаю.

Спрятавшись за стоявшей недалеко полной воды бочкой, Сасори попытался составить план. Терять руки из-за неудачи в таком деле не хотелось, так что следовало всё продумать. К лавке с картами подходили нечасто, а если и подходили, то обычно кто-нибудь учёный или знатный, и, конечно, маленькую нищенку торговец заметит сразу. Она вполне могла оттянуть на себя всё его внимание…

— Займёшь его на две минуты?
— Две минуты, — пробормотала Пакура, выглянув из-за бочки, чтобы посмотреть на цель. — Постараюсь.
— Тогда подойдёшь к нему, когда я… м-м-м… отсчитай три минуты и выходи.
— Хорошо. — Считать время их, слава небу, научили. — А ты?
— А я… А я пошёл. Карта будет нашей.

Больше ничего не объясняя, Сасори отпустил ладонь Пакуры и через два шага нырнул в поток покупателей кто с тканевыми мешками, кто с бамбуковыми ящиками за спиной. Красноволосый мальчишка в лохмотьях, ростом по пояс каждому здесь, растворился в толпе легко и быстро. Перебрался на другую сторону улицы, ту самую, на которой стояла лавка с картами, и подбежал к ещё одной бочке с водой.

— Эй! — рявкнул кто-то слева, и Сасори резко развернулся к шагнувшему к нему сердитому мужику. — Нищенское отродье, а ну пшёл отсюда!..
— А вода разве не для всех? — сделал он наивные глаза.
— Знаю я ваш народ: дашь глоток воды — выпьете бочку, — сплюнул тот под ноги, и Сасори поспешил убраться, пока торговец картами не посмотрел, кто тут расшумелся.

Минута или даже две уже точно прошли. Осталась третья… Сасори взглянул на нужную лавку — пора: Пакура уже подошла к ней. Она ткнула пальцем в самую дальнюю от городской карту и что-то спросила, торговец подошёл к ней, наклонился к краю стола, чтобы разглядеть нечто написанное, наверно, мелким почерком, и Сасори, спрятавшись за белой занавесью из той же ткани, что защищала рынок от солнца, создал нити чакры.

Тонкие голубые ленты спустились до самой земли и только после этого поползли к лавке. Карта… Карта столицы… Сасори облизнул пересохшие губы. Их не должны поймать, не то с руками можно попрощаться. Ближе, ещё… Нити чакры проползли под ногами торговца соседней лавки, добрались до конца и наконец карта города была почти взята за край.

Сасори прошипел:

— Чёрт…

Торговец поворачивался в его сторону. Пакура должна что-нибудь сделать, как-то отвлечь его ещё, ну же, крикнул про себя Сасори, действуй, Шукаку тебя раздери!.. В какой момент бумаги на том конце стола загорелись от сверкнувшего однажды шарика пламени, Сасори не понял, но мгновенно утянул наземь карту, которую проволок к себе, пока взрослые носились вокруг маленького пожара. Пакура? Сасори посмотрел туда. Девочки клана Тайо там уже не было, и Акасуна, торопливо сложив добычу в четверо и сунув в рукав, быстро отошёл к той бочке с водой, где…

— Опять ты! — повернулся к нему тогдашний мужик. — Сказано тебе, вода не общая!
— Жадина! — якобы обиженно крикнул Сасори и убежал, надеясь, что не попался на воровстве.

Перебежав на другую сторону улицы, он осмотрелся и, найдя взглядом ту бочку с водой, за которой он с Пакурой прятался, направился без спешки туда. Девчонка Тайо, бледная от волнения, ждала его за круглым боком бочки, и только Сасори открыл рот, как услышал:

— Удалось?

Он кивнул.

— Тогда бежим! — схватив его за руку, Пакура первая бросилась прочь — и Сасори вместе с ней.

Прочь отсюда, пока никто не спохватился, прочь, пока никто ничего не понял! Перебежав дорогу прямо перед идущими рысью лошадьми, шиноби свернули на третью от рынка улицу и только тогда остановились, дыша часто и сбивчиво.

— Нас же не заметили, Са… Сасори? — посмотрела на него Пакура, и он покачал головой:
— Вроде бы нет. Давай найдём укрытие и… посмотрим…

В тесном закутке между двумя белокаменными домами, укрытые с трёх сторон занавесями дававших тень тканей, а с четвёртой защищённые голой стеной без окон, Сасори и Пакура полчаса-час разбирались с дорогой до нужного места. Конечно, когда они два часа спустя прибыли куда надо, им тут же влетело от тех старших, которые отвечали «за эту мелочь», но, пожалуй, увидеть лица родственников Сасори и Пакура были даже рады.

— Ты, кстати, неплохо придумала, Тайо, — заметил Акасуна, когда взрослые отстали.
— Спасибо. Ты тоже, — улыбнулась она и тут же заявила: — И ты же сам напоминал мне про правила шиноби! Зови меня по имени.
— Хорошо, — кивнул Сасори и, немного подумав, добавил: — Пакура.

@темы: мир_шиноби_и_я, Сасори/Пакура, Акасуна Сасори, Naruto_фанфики, Naruto_fandom, творю и вытворяю