Shaman-QueenYu
Красота приводит нас в отчаяние, она - вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить её навсегда (с)
07.10.2016 в 13:01
Пишет Алиция Рэйвен:

Один день
Название: Один день
Автор: Алиция Рэйвен
Жанр: ангст, повседневность
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Персонажи: Пакура, Сасори, чуть-чуть Дейдара
О чем: Они держались вместе уже почти три года – как-то само собой так получилось. Неприятные, ломаные отношения, странные даже по меркам пустыни, но Сасори и Пакуру это устраивало.
Дисклеймер: мир мой, а на персонажей не претендую.
Предупреждения: АУ, ООС в рамках АУ, уже не джен, но ещё не гет.

– Сколько воды у нас ещё осталось? – хрипло спросила Пакура, облизывая пересохшие губы.
– Полторы бутылки. Так что шевелись, – отозвался Сасори, с прищуром вглядываясь в расстилающиеся перед ними бесконечные охряно-рыжие барханы.
– Заткнись, сам тащишься как черепаха, – огрызнулась напарница.
Ноги увязали в горячем песке, а вокруг, сколько хватало глаз, простиралась пустыня, выжженная слепящим солнечным генератором, парящим в небе. Если надеть защитные очки, то можно разглядеть в его сиянии силуэт медленно обращающегося вокруг генератора Хрустального города, парящего рая, где таким отбросам общества, как она и Сасори, не стоит и мечтать оказаться. Впрочем, на такие пустяки Пакура линзы очков тратить не собиралась, их и так оставалось всего две пары, а сгорают они быстро. Не будешь бережливой – сдохнешь ни за грош, а Сасори только посмеётся и выпотрошит, сделав из глупой напарницы послушную молчаливую куклу.
Он хотел, Пакура знала. Чёртов Акасуна был помешан на своих марионетках, он мечтал собрать великую коллекцию смертоносных человеческих кукол, а она сумела оставаться с ним достаточно долго, чтобы занять первое место в его списке кандидатов в марионетки. Она ловила на себе его взгляд, оглаживающий сильные и ладные изгибы её фигуры, лихорадочный блеск в его глазах – в этом не было ни капли похоти, одна лишь жажда завладеть её силой, и Пакура не могла определиться, лучше это или хуже. Сам Сасори не был человеком в полном смысле этого слова, большая часть его тела была искусственной, но об этом он говорил крайне неохотно, и напарница до сих пор не знала толком, что в нём живое, а что механическое. Увечный душой и телом, он хотел, чтобы все люди вокруг него были такими же, но мир не очень-то шёл навстречу его желаниям. Получив в своё время от Пакуры достойный отпор, он притих и затаился, как скорпион в песке, выжидая подходящий момент, чтобы ужалить и потом с триумфом уволочь добычу в свою нору.
Женщина встряхнула головой, отгоняя неприятные мысли, и отбросила упавшую на лицо чёлку. Изумрудно-зелёные пряди на концах поседели до рыжего, как окружающий песок, цвета, когда Пакура потеряла свою приёмную дочь Маки во время смертельно тяжёлого перехода от задохнувшегося колодца к ближайшему рабочему. Колодцы пересыхали всё чаще – гидростанции Хрустального города выкачивали воду из обессилевшей земли, чтобы жирные толстосумы могли купаться в ней… В то время как здесь, внизу, Пакура вскрывала себе вены, чтобы напоить умирающую от жажды Маки, и всё равно не смогла спасти её. Наверное, она бы умерла там вместе с ней, если бы не Сасори. Он оторвал заходящуюся сухими рыданиями Пакуру от тела дочери и потащил с собой, вслед за остальными, на ходу перевязал раны, а когда дошли до колодца – силком отпаивал и отмывал. Пакура до сих пор недоумевала, зачем ему это понадобилось, ведь умри она, Акасуна спокойно мог бы сделать из неё куклу, однако же предпочёл возиться с живой и несговорчивой версией своего будущего шедевра. Однажды она даже спросила его об этом, но Сасори посмотрел на неё, как на идиотку, и отвернулся. Универсальный ответ, к которому он прибегал раздражающе часто.
С тех пор они держались вместе – как-то само собой так получилось. Неприятные, ломаные отношения, странные даже по меркам пустыни, но обоих это устраивало.
Пакура споткнулась и закашлялась, хватанув ртом обжигающе горячий воздух. Даже её привычное к долгим переходам тело едва справлялось с усталостью. Из той группы, которая вышла на поиски нового колодца, остались только она и Сасори, трупы остальных уже поглотил жадный песок. Судя по карте, пройти надо было ещё совсем немного, и врождённое упрямство не давало Пакуре упасть от изнеможения, когда желанная цель была так близко. Сасори следовал за ней бесшумно, но она ощущала спиной его присутствие и неотвязный взгляд. Упади она – даже не посмотрит, но снова схватит за шиворот и потащит за собой, как тогда.
Наконец, на горизонте появились едва видимые, но несомненные очертания строений, и напарники, обретя второе дыхание, устремились к ним. Однако чем ближе они подходили к городку, тем сильнее Пакуру давил липкий жаркий ужас. Слишком тихо. Слишком безлюдно. Она видела такое не раз, и вряд ли ошибалась… За спиной сквозь зубы выматерился Сасори, оставив привычную сдержанность.
– Не меньше месяца, – проговорила Пакура и снова обвела сухим языком потрескавшиеся губы. – Здешний колодец мёртв не меньше месяца. Это была ловушка. Кто принёс карту?
– Не думаю, что сейчас это имеет значение, – пожал плечами Акасуна и шагнул под тень полуразвалившейся песчаной стены. – Мы уже не выберемся отсюда. Вода на исходе, ещё одного такого перехода мы не выдержим.
Отмахнувшись от него, Пакура, точно хищный зверь, медленно обследовала территорию. Заветный колодец занесло горячим песком, но она всё равно некоторое время разгребала его в неистребимой надежде на чудо. Потом двинулась дальше, заглядывая в руины домов, пиная редкие камни, держась в стороне от тени словно назло. Сасори, прищурившись, наблюдал за ней и не двигался с места.
– Что мы будем делать? – спросила она, когда описала полный круг и упала возле него без сил наземь.
– Умирать, – без тени сомнения отозвался Акасуна.
– Есть ещё варианты?
– Я перережу тебе горло, и твои плоть и кровь позволят мне продержаться достаточно, чтобы я сделал из тебя прекрасную марионетку прежде, чем умру.
– Пошёл ты.
Воцарилось молчание. Пакура повернула голову, глядя бессмысленным взглядом на свою руку, оплетённую белёсыми шрамами от запястья до локтя. Голова кружилась, пропитанный зноем воздух дрожал перед глазами. Пакура не боялась смерти, но было бы обидно сдаться в коллекцию Сасори после того, как она успешно держалась… ну да, почти три года. Подумать только, она провела такую кучу времени с этим безумцем, и это даже были не худшие годы в её жизни…
В раскрытую ладонь легла полная воды бутылка, и Пакура удивлённо вскинула взгляд.
– Сколько бы мы ни растягивали, вода всё равно кончится, – пожал плечами Сасори и приложился к своей. – Вопрос только в том, помучиться подольше или сдохнуть быстро.
Пакура засмеялась и села. Сдёрнула крышку с бутылки, жадно прильнула губами к горлышку. Живительная влага потекла в горло, по телу пробежала дрожь удовольствия; Пакура прикрыла глаза, смакуя каждый глоток. Потом плеснула немного воды в ладонь и умыла лицо – гулять так гулять. Сасори наблюдал за ней, чуть склонив голову, с бесстрастным интересом, и только пальцы его слегка шевелились, как скорпионы, примеривающиеся к добыче.
– Что? – Пакура выгнула бровь и отставила бутыль с водой. – Примеряешься, как ловчее меня разделать? Я буду драться до последнего вздоха, не забывай.
– Даже невзирая на то, что в любом случае умрёшь?
– В любом случае умирают все, – женщина снова легла на землю. С неба по глазам полоснул блик, очевидно, от стен Хрустального города, и она, скривившись, отвернулась. – Важно не когда, важно – как.
– Говорят, правители Хрустального города бессмертны.
– Может быть. Но мы-то не они, – философски заметила Пакура и, подумав, перелегла головой на колени напарника. В конце концов, Сасори достаточно уважает её, чтобы убить быстро и безболезненно, если ему совсем приспичит.
Но пока что Акасуна не хватался за ножи, а просто вытянул ноги поудобнее и запустил пальцы в её спутанные волосы, неторопливо и методично перебирая пряди. Пакура прикрыла глаза, наслаждаясь видимостью ласки. Тишина и спокойствие снизошли на неё, разливаясь по телу мягкой негой. Она слышала негромкое дыхание Сасори, шелест песка под ветром, сухой перестук камней и едва слышный, постепенно приближающийся стрёкот…
Стоп, что?!
Переглянувшись, напарники одновременно вскочили на ноги. Выхватив из кармана защитные очки, Пакура щелчком пальца по тонкой пластине активировала линзы и торопливо надела, всмотрелась в небо. Качество линз было так себе, но она разглядела приближающийся странными зигзагами силуэт геликоптера.
– Падает, – констатировал Сасори так буднично, словно это событие не стоило особого внимания. – Вон туда.
Пакура мгновенно сорвалась в бег, забыв обо всякой усталости. Сасори последовал за ней, отставая на полкорпуса, и почему-то ощущение его присутствия сейчас казалось приятным.
Геликоптер глубоко зарылся носом в песок, беспомощно подрагивая хвостом. Его пилот выполз из кабинки, кашляя и чихая, путаясь в тонком чёрном плаще. Пакура рывком дёрнула ткань, и на песок вытряхнулся мальчишка лет шестнадцати в какой-то странной одежде, с длинными светлыми волосами, за которые его тотчас схватил Сасори и приставил к его горлу нож.
– Машина наша. Дёрнешься – убью.
– Да забирай, всё равно в воздух она уже не поднимется, – отозвался парень неожиданно низким и глубоким для своей изящной внешности голосом.
– Поднимем, – усмехнулась Пакура. Она хотела было заглянуть в кабину геликоптера, но тут напарник неожиданно снова привлёк её внимание.
– Пакура, глянь-ка сюда.
Акасуна ухватил юного пилота за подбородок и задрал его голову так, что она сразу увидела на его шее, чуть сбоку, небольшое клеймо в виде веера с язычком огня. Сердце пропустило удар.
– Ты – раб Хрустального города?!
– Больше нет, – парень ухмыльнулся и дёрнул головой, чтобы волосы закрыли клеймо. Лезвие ножа у самого горла его, кажется, не волновало совершенно. – Кажется, нам стоит познакомиться поближе, мм? Меня зовут Дейдара.

URL записи

@темы: психопаты по сердцу, в гостях у Интернета, Сасори/Пакура, Naruto_фанфики